понедельник, 2 июля 2012 г.

Разгадываем мистический сон Эдуарда Сэмсона

Я нисколько не покривил душой, когда написал, что статья в старом журнале о провидческом сне Эдуарда Сэмсона живёт в моей памяти десятки лет и до сих пор производит сильное впечатление. На самом деле – молодому репортёру снится кошмар, который во всех деталях повторяет происходящие в ту же минуту события на противоположной стороне Земли. Простым совпадением сон Сэмсона не объяснить. Это вообще сложно объяснить! Но, всё же, давайте попробуем углубиться в детали. Может быть, что-то и прояснится?

 На самом деле извержение вулкана Кракатау не было свежей новостью. Оно началось в мае 1883 года. Несколько месяцев вулкан изливал лаву, извергал раскалённые глыбы и камни, выбрасывал в атмосферу огромные объёмы пепла и газов. Событие не оставалось без внимания, о нём писала пресса всего мира. И сотрудники газеты «Глоб» из американского Бостона об этом наверняка были хорошо осведомлены. Конечно, никто из них не мог предвидеть, что Кракатау взорвётся, но журналисты просто обязаны быть достаточно грамотными, чтобы помнить исторические примеры.

Могу смело предположить, что мощное извержение Кракатау сравнивалось (в том числе и в прессе)  со взрывом вулкана Санторини во втором тысячелетии до нашей эры, погубившем Минойскую цивилизацию, или извержением Везувия в первом веке нашей эры, уничтожившего город Помпею. Итак, общий фон выстроен – Кракатау активен уже несколько месяцев, пресса об этом пишет, журналисты и почтенная публика сравнивает современное им событие с историческими примерами.

Теперь вспомним, как у Сэмсона прошёл вечер перед знаменательной ночью. Эдуард с коллегами устроили небольшой банкет на скорую руку. Причина маленького праздника нам не важна, но стоит представить себе атмосферу вечера. О чём могли говорить подвыпившие мужики? О бабах, о спорте и обязательно - о работе. Вот где могла всплыть тема вулканов и катастроф, на которую эти репортёры наверняка писали, и которая в тот момент была у всех на слуху. А крепко подвыпивший Сэмсон в этом разговоре участвовал.

Что было дальше – мы знаем. У Сэмсона не было сил идти домой и он устроился спать на неудобном диванчике в комнате художника. Журналиста мучили пары виски, душная ночь, раскаты дальней грозы. Кошмар в таких условиях просто неизбежен! И он пришёл – реалистичный, яркий, страшный. То, что в жутком сне Эдуард увидел именно взрыв вулкана, совершенно не удивительно. Известия о Кракатау последних месяцев и хмельной разговор о катастрофах в кругу друзей дали о себе знать.

Теперь, если вся выстроенная цепочка рассуждений верна, можно вполне уверенно сказать – вещий сон Эдуарда Сэмсона не более чем простое совпадение. Случись пьянка на день позже и нам было бы безразлично, что там приснилось репортёру. Согласны? Непонятным осталась только одна деталь – почему Сэмсон назвал Кракатау туземным именем Праломе? Говорят, к тому времени сами аборигены это название не помнили. Ну не знаю, не знаю. Мистика, однако!

Комментариев нет:

Отправить комментарий